MANofWAR

Скрин...

Я был в Афганистане, вернулся с другом, он пристрастился к водке, потом - наркотики... Я ничем ему не мог помочь. Просил помощи в церкви, не помогло. Умер от передоза.
Жизнь продолжалась. Я поступил в институт.
Учился я средне. Не хватало усидчивости. Что интересовало - мог сдать на 5 или 4, что не очень - и тройкой удовлетворялся. Никогда не гнался за оценками. Зачеты сдавал исправно. В общем, крепким середнячком был.
Да, забыл упомянуть: жил я не с родителями, а у бабушки, в старом центре Ростова. Мне было ближе добираться в институт. Бабушке на тот момент было уже хорошо за 90, но она всегда была такой бодрой, что никто ей не давал больше 75. Помню, бывало, завалятся ко мне парни из института в перерыв между парами, так она усадит их за стол под вишней, меня на кухню отправит - чайник кипятить, а сама рассказывает им Гумилёва или Асадова. Тишина полнейшая! Все завороженно внимают ей, пока я не приношу из кухни чайник и чашки. Тут она меня отсылает за печеньем, а сама, разливая чай, продолжает рассказывать потрясающие вещи.
Умерла она в мае 1990 года. Просто не проснулась.
На ее похороны пришло столько народу, что процессия растянулась на два квартала.
Так ушел в иной мир человек, с которым у меня связаны самые теплые воспоминания из советской эпохи.
Тогда еще никто даже и помыслить не мог, что Союз рассыпется через полтора с небольшим года. Да, были дикие очереди за водкой и другими продуктами, да, могли убить за обычные красивые джинсы или кроссовки... Да, уже начинали торговать медалями и орденами.
Я все это видел. Но я также видел и другое.
Если в переполненный автобус садился инвалид или просто человек преклонного возраста, ему обязательно уступали сидячее место.
Еще сохранялось уважительное отношение к милицейским и военным, хотя уже были и Карабах, и Степанакерт, и разгон Вильнюсской демонстрации.
Люди жили хоть и бедно но дружно. Не было деления на "евреев", "хачей", "азеров" и т. п.
Все это появилось позже.
Начинались "лихие 90-е". Самое страшное время для меня.
Но я еще не знал об этом.
После похорон бабушки мне пришлось вступать в наследство. По завещанию мне достался дом в центре Ростова и дачный участок в 35 километрах от города.
Нужны были женские руки, чтобы создавать уют в доме и я стал приглядываться к девушкам в институте. Надо сказать, я был красивым парнем атлетического телосложения. И монахом отнюдь не был. Но как-то не западали в душу те, с кем делил койку. Пересплю и привет ручкой.
Пока не пришла Ее Высочество.
Нет, она не была красавицей. Обычная девушка, каких много. Но я сразу запал на ее улыбку. И старался смешить ее, чтобы видеть как она смеется. А потом она открыла мне мир "Леопарда..."
Вот так я и влюбился.
Нет, я конечно влюблялся и раньше. Были первые поцелуйчики со школьными подружками. Была даже безответная влюбленность в соседку, которая была на два года старше.
Все это не то... Тут было другое. Омут, светлый омут всепоглощающей страсти. Мы любили друг друга как... как Илль и Рамон из "Леопарда..."
Я почти завалил зимнюю сессию... Она тоже была недовольна своими оценками. Но... нам было наплевать. Мы любили друг друга, спали, ели, ходили гулять, снова любили...
Так продолжалось 3 месяца. Естественно, она забеременела. Сходили в ЗАГС, расписались. Свадьба была скромная. Был апрель 1991. До путча оставалось 4 месяца.
Постепенно все налаживалось.Летнюю сессию мы сдали нормально. Но начались проблемы с финансами. Недавно прошла Павловская реформа (будь она неладна!) и нам пришлось очень туго.
Мне приходилось даже разгружать вагоны на "Ростов-товарной", потому что стипендии стали задерживать. Там я встретил одного парня, знакомого по Афгану. Звал меня в "бригаду". Я отказался: Татьяна на 4-5 месяце, ей лишние волнения ни к чему.
Путч мне запомнился только полным отсутствием людей на улицах центра и обилием военной техники у здания Горкома КПСС. Теперь там Мэрия.
В конце сентября Татьяна почувствовала себя плохо и ее отправили в роддом. Там она пробыла 20 дней. Девочку назвали Валерией, Лерой.
Финансовые дела стали просто аховыми. Если бы не выплаты по ранению, что приходили более-менее регулярно, пришлось бы идти в бандиты. Пришлось просить помощи у родителей.
Они повозмущались конечно для порядка, но приняли Татьяну с Леркой под свою опеку. Я остался в центре, начал сдавать жилье студентам, благо 3 института под боком.
Так и выжили. Более того, я понял, что сдача жилья может приносить стабильный и хороший доход, если подойти к делу с умом.
Сделал двухъярусные топчаны, сходил на мебельную фабрику, заказал пружинные матрасы.
Набил две комнаты до отказа разношерстной братией. И стал над ними цербером.
Вот где пригодились навыки полученные в Афгане! Всякое было.
Я сразу объявил сухой закон, но некоторым мой запрет стоял поперек горла. Они любыми путями пытались протащить спиртное, с такими я прощался быстро и эффектно: спускал с лестницы. а уже внизу с ними разделывался Черный - гигант-полукровка, помесь алабая и немецкой овчарки.
Он ничего не делал, просто смотрел на неожиданно скатившегося с лестницы, но под этим взглядом даже вдрабадан пьяный, мгновенно трезвел. Некоторые даже завязывали с выпивкой после такого...
Что характерно: никто не пытался потом свести с нами счеты. Возможно знали, что бесполезно, а может просто привлекала цена: я всегда старался брать по минимуму, компенсируя количеством.
Постепенно начал разбираться в тонкостях этого "бизнеса". Стал набирать людей более спокойных.
Так прошло три года.
Мы с Татьяной снова жили вместе, воспитывали Лерку, которая души не чаяла в Черном. Институт остался позади, закрытой страницей. Дипломы оказались ненужными бумажками.
Жить бы да радоваться.
Но впереди было самое худшее в моей жизни.
Потом было Приднестровье.
Я потерял всех своих, после того как вернулся оттуда. Кровники убитого мной в Приднестровье чечена, воевавшего на стороне Молдовы, нашли мою семью и отец, чтобы не попасть к ним в руки взорвался сам и семью взорвал, а я в Ростове был, на работе. Не успел... 40 км за 15 минут на машине и не успел...
Я ехал не один. 6 человек еще было. И еще рота солдат спецназа потом прибыла.
Я знал, что нас ищут и отвез своих подальше от Ростова. Думал - не найдут. Оставил бате свой АКС и 10 дисков от РПК. Ну и пару гранат. Отец один положил 13 трупов, но и сам поймал 6 пуль. Как вы думаете, что эти шакалы сделали бы с женщинами и девочкой после такой бойни?!
Отца я не виню. Он был отставник и знал, что делает. На его месте я бы поступил так же! Этих мы выловили и прикончили на месте... И никто нам ни слова не сказал! Потому что с ними только так и можно!
Рейтинг : 7
Запись добавлена: 17 Фев 2018 в 15:23
Просмотров: 56
- На главную
- На сайте: 248
Знакомства и общение 2019