Выдержка N6

Скрин...

Оказалось, Тео привезли из Таиланда и
усыновили, когда ему было полтора года, а
его настоящие родители, братья и сестры
погибли по время цунами. Я глядела по
сторонам и думала: как он будет жить? Вот
мы сидим у Анжелины, вокруг хорошо
одетые господа деликатно лакомятся
пирожными за бешеные деньги, и все они
здесь только потому, что… ну, потому что
это такое значимое место, зайдя сюда, ты
демонстрируешь принадлежность к
определенному кругу, с определенными
ритуалами, кодами, традициями и
перспективами. Это, так сказать,
символическое действо. Чай у Анжелины –
это Франция, Париж, жестко
регламентированное высшее общество, где
царит культ рационализма, картезианства,
цивилизации. Как будет жить тут маленький
Тео? Первые месяцы своей жизни он провел
на Востоке, в тайском рыбачьем поселке, в
мире органичных ценностей и эмоций, где
символическая принадлежность имеет
значение разве что на деревенском
празднике в честь бога дождя, когда над
детьми совершают какие-нибудь магические
обливания. А теперь он во Франции, в
Париже, у Анжелины, внезапно перенесенный
в другую культуру и в положение,
диаметрально противоположное прежнему:
из Азии в Европу, из среды бедняков в среду
богачей.И мне вдруг пришло в голову: когда
Тео вырастет, ему, может быть, захочется
поджигать автомобили. Потому что это жест
отчаяния и гнева, а самый сильный гнев и
самое ужасное отчаяние рождаются не от
бедности, безработицы или неуверенности в
будущем, а оттого, что ты оказался вне
всякой культуры, ты разрываешься между
двумя разными культурами, с разными,
несовместимыми друг с другом символами.
Как жить, если ты не можешь понять, где
твое место? Если тебе приходится
одновременно усваивать культурные нормы
тайских рыбаков и парижских буржуа?
Оставаться сыном иммигрантов и стать
членом давно сложившейся консервативной
нации? Тогда и начинают поджигать
автомобили – потому что человек, у
которого нет культуры, перестает быть
цивилизованным животным и превращается
в дикого зверя. А дикий зверь грабит,
убивает, поджигает.В этих рассуждениях нет
никакой особой глубины, я понимаю, но по-
настоящему глубокая мысль явилась у меня
потом, когда я снова задумалась: ну а я? В
чем моя культурная проблема? Между
какими несовместимыми верованиями я
разрываюсь? Что превращает меня в дикого
зверя?Тут-то меня и осенило: я вспомнила
мамины священнодействия над домашними
растениями, мании и фобии Коломбы,
папины терзания по поводу того, что
бабушка живет в доме престарелых, и массу
других подобных вещей. Мама верит в то,
что можно заклинать судьбу при помощи
пульверизатора, Коломба – что можно
избавиться от неприятных чувств,
бесконечно моя руки, а папа – что он будет
наказан как плохой сын, из-за того что
бросил свою мать; что это, как не
магические, чуть ли не первобытные
верования, но, в отличие от тайских рыбаков,
мои папа с мамой и сестра не могут их
усвоить, поскольку они образованные-
состоятельные-французы-рационалисты.А я
– главная жертва этой несостыковки, потому
что по неведомой причине обладаю
гиперчувствительностью к диссонансам,
чем-то вроде абсолютного слуха на фальшь
и несообразность. Эту или любую другую. И
мне все семейные верования, все это
мультикультурное месиво чуждо.Может, я –
проявление семейных противоречий и,
значит, должна исчезнуть, чтобы все в семье
было гладко?
Изм. Котяврик (20 Окт 2019 в 02:33)
6
Автор: Котяврик
20 Окт 2019 в 02:15
- На главную
- На сайте: 1043
Знакомства и общение 2020