Подружка Эмо. часть3

Перемахнув через
высокий забор, погладив
уже знакомых собак,
оказываюсь внутри
дома, встретившего
зловещей тишиной
– Мизари! Мизари, ты
здесь? – кричу
заглядывая в каждую
дверь. И везде пусто.
Пауки страха ползут по
спине. Вдруг чувствую
как к ногам
приближается теплый
ручеек: в гостевой
ванной горит свет. С
силой дергаю дверь:
открыто. Пол залит
водой, смешанной с чем-
то похожим на…
Кровь! Я вскрикиваю: в
низенькой ванне
скрючившись сидит
голая Мизари, голова
повисла на грудь, а на
обоих предплечьях
несколько десятков
глубоких багровых
порезов из которых
ручьями стекает темная
кровь
Лицо девушки было
мертвецки- бледное, с
синюшными губами,
беззащитное и
совершенно
безжизненное.
Я попробовала найти на
шее пульс: еле-еле
билась маленькая
жилка. Закрутив воду,
начинаю приводить
Машу в чувства: бью по
щекам, растираю уши,
даю найденный в
аптечке нашатырь.
– Не хочу жить, – вдруг
стонет она.
– А тебя никто не
спрашивает! – кричу в
ответ и даю пощечину.
Дальнейшее напоминает
недавний кошмар с
мамой: люди в белых
халатах, капельница,
носилки, леденящий
душу страх и отчаяние.
В хирургическом
отделении врач больше
часа зашивал
многочисленные раны, а
я в нетерпении бродила
по длинному
больничному коридору.
Наконец дверь
операционной
распахнулась и вышел
хирург в заляпанном
кровью халате. Глаза
были какие-то
отрешенные и усталые, а
на лбу блестели
бисеринки пота.
– Доктор, – позвала я, –
как там Маша?
– Ты сестренка, что ли?
Потеряла Мария много
крови. Слабая, давление
низкое...
постгеморрагическая
анемия.
– Она будет жить?
– Не будет. В таком
психологическом
состоянии, депрессии,
она снова совершит
суицидальную попытку и
не факт, что в
следующий раз ее спасут.
Если человек не хочет
жить, то никакая
медицина не сможет
заставить захотеть. Это
вот здесь, – доктор
постучал пальцем по
голове.
– Поверь моему опыту,
девочка, тот кто
однажды попытался
свести счеты с жизнью,
обязательно доведет
свое намерение до
конца. Это вирус,
одержимость, называй
как хочешь.
После этих слов стало
по-настоящему страшно:
во сто крат страшней,
чем в тот вечер, когда
мама наглоталась
таблеток, когда пьяный
дядя Вова бросился на
меня с ножом, когда я
нашла Мизари в
окровавленной ванной.
До разговора с доктором
казалось, что все худшее
уже произошло, можно
глубоко вздохнуть,
отбросить кошмары
прошлого и жить
дальше. Неужели врач
прав, и в будущем и
мама, и Мизари вновь
попытаются что-то с
собой сделать... что, если
следующая попытка
станет роковой? Тогда я
потеряю близкого
человека…
Случается в жизни так,
что в один момент все
меняется и обретает
смысл, глаза словно
открываются и
начинают видеть. То, что
раньше казалось
важным и значительным,
кажется жуткой
ерундой, отодвигается
на задний план или
отвергается вовсе.
Я Настя, мне двенадцать,
и в моей жизни
появилась миссия: стать
ангелом – хранителем
для двоих близких
людей, защитить их от
самих себя, помочь
полюбить жизнь.
С мамой все было проще:
постепенно здоровье
налаживалось, она
просила у всех
прощение за
необдуманный поступок.
– Знаешь, Настенька,
скоро у нас в семье
появится маленький
ребенок, осталось лишь
немного подождать.
– Это здорово! Уверена,
будет девочка. Я знала,
что моя сестренка уже
является для мамы
ангелом- хранителем и
не допустит повторному
появлению бесов
самоубийства.
Когда на земле есть
человек ради, которого
стоит жить, никакой
суицидальный вирус
(как объяснил врач
Мизари) не сможет
разлучить нас и
заставить покинуть эту
странную планету.
И если у мамочки глаза
светились с каждым
днем все ярче, то
девочка – эмо Маша
угасала, словно
маленький свечной
огарок на ветру.
Она ни с кем не
общалась, отказывалась
от еды, газет, книг,
проигнорировала даже
свои ранее любимые
музыкальные диски.
Это действительно
настораживало, было
видно, что Маша больше
не играет роль
разочарованного в
жизни грустного
подростка, она
действительно стала
таковой, больше не
нуждаясь в гротескном
мрачном макияже и
черных одеждах,
подчеркивающих
скорбный образ.
Отец поместил Мизари в
платную
психиатрическую
клинику в отделение
неврозов. В Vip палате с
яркими веселыми
обоями на стенах стоял
большой аквариум с
золотыми рыбками, на
широком подоконнике –
цветы в пластиковых
горшочках и клетки с
болтливыми желтыми
канарейками. Я очень
любила здесь бывать –
кормить рыбок,
наблюдать за ними,
слушать чириканье
неугомонных птиц.
Маша же была ко всему
равнодушна она
неподвижно сидела у
окна и смотрела в одну
точку, не реагируя на
все, что не относится к
этой ее точке.
Месяц спустя моя
мрачная подружка стала
прогуливаться по
тенистому больничному
садику. Все свободное от
домашних хлопот время
я проводила с ней,
рассказывала о своих
проблемах в школе с
историей (никак не
могла исправить
«тройку»), о том, что
жду- не дождусь, когда
мама родит ребенка.
Маша слушала без
интереса, но я все равно
болтала без остановки.
Девушка заметно
оживала, когда мы
подходили к пруду и
кормили булкой толстых
диких уток. Другие
пациенты клиники (их
было не больше десяти
человек) тоже
собирались у воды, это
было негласным местом
сбора.
Среди этих людей я
давно приметила
высокого темноволосого
парня с красивым лицом
средневекового рыцаря
(именно такие герои
встречаются в
исторических фильмах).
«Рыцарь» весь светился
грустью и отчаянием.
Маша выглядела как его
сестра.
Они были бы красивой
парой, – однажды
подумала я и решила
навести справки о
грустном молодом
человеке.
Звали «Рыцаря»
Богданом. Был он как и
Маша из обеспеченной
семьи, в клинику попал
после неудавшегося
суицида на почве
неразделенной любви.
Что им богатым все
неймется? Я бы ни за что
не стала вены резать из-
за любви…
В мире еще столько
непонятного. Для меня.
Единственное было ясно,
что Маша и Богдан
встретились в
психиатрической
клинике неслучайно.
– Маша, смотри, какой
парень красивый, – часто
обращалась я, кивая в
сторону печального
Богдана Мизари
пожимала плечами и
отмалчивалась.
– Молодой человек, а
хотите я угадаю как вас
зовут, – приставала я к
«Рыцарю».
– Мне все равно.
– Вас зовут Богдан!
– Я знаю, – тускло
отвечал.
– Вы из богатой семьи. А
я экстрасенс, знаю
будущее.
– Таких малолетних
экстрасенсов не бывает.
– Бывает. У меня дар, от
бабки достался.
– Ну и что же у меня
будет? – насмешливо
спросил Богдан.
– Любовь у тебя будет,
вот что. Ее будут звать
Мария и вы встретитесь
13-го числа этого месяца
в 13:00
– Что за чертовщина,
пробормотал парень.
– Не, это на счастье, вот
увидишь, – заверила я.
– Детка, мы в дурдоме,
сюда счастье не
заглядывает, –
парировал Богдан.
– Счастье не
заглядывает, а приходит
и не в дом, а в сердце.
Он вдруг улыбнулся и с
интересом посмотрел на
меня:
– Тринадцатого,
говоришь…
С Мизари все было
сложнее. После
полуденного приема
пищи она смотрела на
свою злополучную
точку. Подозреваю, что
такая вялость была
спровоцирована еще и
успокоительными
таблетками, которые
пациентам раздавали
после еды.
Тринадцатого числа без
десяти час я стала тянуть
Машу к пруду с утками
под предлогами
покормить
проголодавшихся
птичек оставшимся
бубликом. Она вяло
поупиралась, но в конце-
концов согласилась.
Дальше было дело
техники (нехитрый план
придумала заранее) С
дальнего края пруда,
спуск к воде был в меру
крутой, легкая
подножка, и бедная
Маша с плеском
хлопнулась в холодную
воду.
На часах как раз было
тринадцать ноль-ноль.
– Человек тонет! –
заорала я.
По моим расчетам в этот
момент на горизонте
должен был появиться
Богдан, и как настоящий
рыцарь спасти тонущую.
Она влюбится, он
влюбится согласно
прогнозу хитрой
гадалки, все счастливы,
здоровы. Занавес.
Но план мой с треском
провалился. Мизари
громко матерясь и
отплевываясь сама
вылезла из воды.
Внешне выглядела не
очень (грязные потеки
никого не украшают),
зато прорезался голос,
появились эмоции на
лице. Еще через час она
заявила, что хочет
посмотреть
«Бриллиантовую руку»,
а уж после этого
веселого фильма и вовсе
стала живее многих
живых. Мы ели
мороженое, играли в
компьютерные игры,
разгадывали кроссворд.
Кстати, Богдан в
тринадцать ноль-ноль
столкнулся с медсестрой
Галей, и теперь вовсю за
ней ухаживает, а мне
заговорщически
подмигивал.
…Маша оживала на
глазах. Она становилась
хорошенькой
жизнерадостной
девушкой, черные
мрачные одежды
постепенно вытесняли
модные красивые вещи.
Вскоре врач сообщил,
что выписывает
пациентку и
рекомендует всей семьей
съездить куда-нибудь к
морю.
– Настенька, а поехали с
нами, – предложили
хором Машин папа и
мачеха Юля, – ты нам
как родная, – махнем в
Крым, увидишь, тебе
обязательно понравится.
К морю очень хотелось,
да так, что аж слезы
выступили на глазах.
– Нет, не могу. Скоро
мама родит, ей нужна
будет помощь. К тому же
в школе проблемы, по
литературе…Гоголь,
«Мертвые души».
И они уехали без меня
«Мертвые души» я в
конце концов одолела,
благополучно написала
сочинение, Марь Ванна
едко заметила:
«Можешь, Кротова,
когда хочешь. С ленью
борись, лень – твой
враг».
И вот пришло время
маме рожать. По
традиции из России
приехала тетя Света с
подарками. Главным из
них был приезд Лешки –
как же долго не
виделись, целую
вечность!
Еще одним сюрпризом
было появление дяди
Вовы с букетом розовых
гвоздик и в абсолютно
трезвом виде.
– Лидка, прими меня. Я,
это… закодировался. Вот.
С тобой хочу быть,
ребенок родится наш,
кровинушка.
Потом ко мне
повернулся, взял за
руку, опустился на
колени и вдруг заревел:
– Прости меня,
Настенька, прости,
доченька.
– Да что вы, дядя Вова,
не плачьте, – испугалась
я и почувствовала, что
нет на него зла, даже
обиды, лишь жалость
какая-то, – встаньте, все
нормально. Маму не
обижайте.
– Чтоб мне провалиться,
если обижу! –
воскликнул он, а потом
добавил:
– Папкой, папкой зови.
Ранним утром, перед
самым рассветом
появилась на свет моя
сестра – Надежда. Теперь
я точно знаю, что все
будет хорошо. Счастье –
не приходит в дома,
больницы, дворцы или
замки. Счастье приходит
в человеческие сердца.
Его не бывает мало, чем
больше ты отдаешь
своего душевного тепла
другим людям, тем
теплее становится.
Я Настя. Мне двенадцать.
И я счастлива.
Рейтинг : 2
Запись добавлена: 13 Авг 2013 в 05:09
Просмотров: 60
- На главную
- На сайте: 1383
Знакомства и общение 2018